Критика

Никогда не думали, почему так сложно воспринимать критику? Не отзывы «случайных» людей, а именно критику «понимающих». Зачем нужно специально вырабатывать в себе устойчивость к мнению экспертов в твоей же области? Почему нужна специальная тренировка, чтобы адекватно эту помощь принимать?

Считаю, как минимум одна из причин — взаимоотношения с критикой самих критикующих. Тут показателен недавний пример с отзывами Евгения Арутюнова и Сергея Сурганова (двух несомненных экспертов в дизайне) на дипломную работу Айдара Шакирова:

Ответ Евгения Арутюнова (полностью читайте в его блоге

Как видим, оба эксперта к жизнеспособности текущей версии критикуемого объекта отнеслись одинаково скептически. Но на этом сходства закончились. Евгений остался в контексте обсуждения объекта, а Сергей (можно подумать, потому что Айдар выпускник Школы стажёров), к сожалению, сразу перешёл на обсуждение самого автора.

Однако тут показателен не переход на личность, а эта часто встречающаяся убеждённость, что просьба о критике — это приглашение похвалить или поругать. «Дайте отзыв» почему-то для многих звучит как «выскажите приговор». И критик, как Сергей в этом случае, зачастую берет на себя роль судьи или учителя. А должно быть по-другому.

Достойная роль для критика

Вспомним сравнение, которое Людвиг Быстроновский часто использует в своих лекциях: дизайн — это производство «мутаций» объекта для того, чтобы он смог преодолеть естественный отбор. Если исходить из этого, то критика — помощь в этом преодолении. Предложение «мутации» взамен, или модификация исходной могут поспособствовать «выживанию». Так поступил Евгений, предложив изменить критикуемый объект, и, тем самым, помог с «выживаемостью».

Выписывание приговора — это не помощь в выживании, это и есть отбор. Причём как раз не естественный, а очень даже искусственный. Критик вроде как выступает от имени эволюции, хотя сам для неё такой же производитель «мутаций», как и критикуемый. И в таком положении его осудительно-оправдательный тон выглядит нелепо.

Если бы все критики почувствовали своё участие в производстве «мутаций» критикуемого объекта и сменили бы риторику приговоров на советы о том, как эти «мутации» производить, то учиться воспринимать критику было бы незачем. Критика сама собой воспринималась бы только как помощь, а в фокусе всегда был именно объект.

Поделиться
Отправить
Запинить
3 комментария
Денис

Я вот не вижу, в ответе от Сергея Сурганова ничего похожего на «сразу перешёл на обсуждение самого автора». Если прочитать, то там только полезные советы, о том чем стоит заняться атвору и нечего личного про самого автора.

В. Янушевский

Советы о том, чем стоит заняться автору, — это и есть обсуждение самого автора.

Денис

По такой логике и обсуждение работы автора, является обсуждением самого автора.

В. Янушевский

Нет. По такой логике, когда о человеке говорят, что он в чём-то не разбирается («Вам бы… самому сначала разобраться…»), или занят по жизни чем-то не тем («…займитесь делом…»), — это всё-таки обсуждение самого автора, а не его конкретного произведения.

Денис

Я думаю, работа автора и его личность неразрывно связанны, мы, конечно, сейчас переходим в область метафизики, но если автор некомпетентен, то наверное не стоит указывать на многочисленные ошибки в его работе, а стоит указать на их первопричину. Т. е. выйти немного на другой уровень абстракции, это и будет наилучшей критикой, т. к. только она будет именно о проекте. Иначе можно столкнуться с модным сейчас эффектом Даннинга-Крюгера. Наверное, отсюда и советы заняться делом и для начала разобраться.

В. Янушевский

Пост не о справедливости чьих-либо слов, а о том, что, если бы критики не считали себя знатоками первопричин и не пытались бы ставить диагнозы, критикуемым было бы легче воспринимать критику. И компетентным, и некомпетентным.

Ваш комментарий
адрес не будет опубликован

ХТМЛ не работает

Ctrl + Enter
Популярное