Ctrl + ↑ Позднее

Критика

Никогда не думали, почему так сложно воспринимать критику? Не отзывы «случайных» людей, а именно критику «понимающих». Зачем нужно специально вырабатывать в себе устойчивость к мнению экспертов в твоей же области? Почему нужна специальная тренировка, чтобы адекватно эту помощь принимать?

Считаю, как минимум одна из причин — взаимоотношения с критикой самих критикующих. Тут показателен недавний пример с отзывами Евгения Арутюнова и Сергея Сурганова (двух несомненных экспертов в дизайне) на дипломную работу Айдара Шакирова:

Ответ Евгения Арутюнова (полностью читайте в его блоге

Как видим, оба эксперта к жизнеспособности текущей версии критикуемого объекта отнеслись одинаково скептически. Но на этом сходства закончились. Евгений остался в контексте обсуждения объекта, а Сергей (можно подумать, потому что Айдар выпускник Школы стажёров), к сожалению, сразу перешёл на обсуждение самого автора.

Однако тут показателен не переход на личность, а эта часто встречающаяся убеждённость, что просьба о критике — это приглашение похвалить или поругать. «Дайте отзыв» почему-то для многих звучит как «выскажите приговор». И критик, как Сергей в этом случае, зачастую берет на себя роль судьи или учителя. А должно быть по-другому.

Достойная роль для критика

Вспомним сравнение, которое Людвиг Быстроновский часто использует в своих лекциях: дизайн — это производство «мутаций» объекта для того, чтобы он смог преодолеть естественный отбор. Если исходить из этого, то критика — помощь в этом преодолении. Предложение «мутации» взамен, или модификация исходной могут поспособствовать «выживанию». Так поступил Евгений, предложив изменить критикуемый объект, и, тем самым, помог с «выживаемостью».

Выписывание приговора — это не помощь в выживании, это и есть отбор. Причём как раз не естественный, а очень даже искусственный. Критик вроде как выступает от имени эволюции, хотя сам для неё такой же производитель «мутаций», как и критикуемый. И в таком положении его осудительно-оправдательный тон выглядит нелепо.

Если бы все критики почувствовали своё участие в производстве «мутаций» критикуемого объекта и сменили бы риторику приговоров на советы о том, как эти «мутации» производить, то учиться воспринимать критику было бы незачем. Критика сама собой воспринималась бы только как помощь, а в фокусе всегда был именно объект.

Дизайнерские гипотезы и практика

Переписывал начало поста несколько раз. Никак не мог найти точные формулировки для теоретической части. Пока наконец не понял — всё, что хочу написать, уже сказал Людвиг Быстроновский в своих лекциях «Дизайн+1». Причём чётче, полнее и лучше, чем мог бы я. Не будем повторяться. Кто ещё не видел, рекомендую:

Мысли, которые хотел бы выделить:

  1. Задача всегда изменяется по ходу, ты рисуешь только модель и ничего, кроме модели. Поэтому сама картинка ничего не значит.
  2. Если тебе кажется, решение подходит, и все вокруг с этим согласны, это не означает, что это правда. Единственный способ проверить — столкнуть гипотезу с реальностью.
  3. Нужно быть «быстрым молодцом»: нарисовал сайт (сделал модель) — воплоти — пойми, что не так — измени. Процесс непрерывный.

Пример из практики
Тем, что помогло запомнить навсегда сказанное Людвигом, вместо конспекта у меня случай из жизни. Проект, в котором моя «дизайнерская» гипотеза и раздутое эго столкнулись с реальностью.

Ко мне обратились психологи за помощью в редизайне сайта, который не привлекал новых клиентов. Случай был интересный. Три девушки из трёх разных городов. Специализируются и на одинаковых, и на разных случаях одновременно. Образуют своеобразный клуб психологической помощи. Задача состояла в том, чтобы одновременно и сохранить ощущение общности, и выделить каждую из них.

Понимание задачи, которое написал для девушек

Картинка всем понравилась. Появилась иллюзия, что задача решена. Но тут как раз пошли столкновения с реальностью (вспомним первый и второй тезис из лекции Людвига): 1) выяснили, что-то забыли по содержанию; 2) изменились жизненные обстоятельства участниц, они перестали быть «девушками из трёх разных городов», и, по правде, надо было уже тогда менять всю концепцию 3) наконец, узнал, что я не так хорош, чтобы сверстать некоторые моменты (а взялся верстать сам). В итоге свет увидела совсем другая картинка. Хотя, и ей, можно сказать, были довольны.

Дальше главное разочарование: новые клиенты так через сайт и не появились, несмотря на новый дизайн. :( То ли нельзя в рамках одного сайта одновременно и объединить всех, и выделить каждого? То ли проблема не в формате, а в форме? То ли для убеждения клиентов недостаточно смысловых блоков? — Появилась куча вопросов, которые намекали на то, что ошибкой была вообще изначальная гипотеза.

Настал момент истины. Оказалось, не подхожу на роль «быстрого молодца» (третий тезис): не смог придумать, какие изменения надо сделать, чтобы быстро и без потерь исправить ситуацию на живом сайте. Стыдно, но за меня это сделали другие люди.

Да, итоговым решением было — слегка попрать эстетику. Неожиданно. Но клиенты пошли Решить задачу девушкам наконец удалось. Ура!

P.S.: Ни Марина, ни Анастасия никак не причастны к тому, что их проект стал для меня школой дизайнерских ошибок. Они замечательные. Если вы или знакомые-близкие нуждаются в психологической помощи, рекомендую: psyclub.by

UPD: 16 июля дизайн сайта полностью поменяли. Пример уже не актуален, получается :)

Редизайн электронного железнодорожного билета

Редизайн железнодорожного билета вызвал поток вопросов у публики. Возможно ли технически воплотить задуманное? Куда делись водяные знаки, атрибутика БелЖД, текстура бланка и вообще «оформление»? Можно ли так свободно обходиться со штрих-кодами? И так далее. Честно, я не знаю ответов. Поэтому, скажем так, беру пост о билете обратно. Начнём заново. С другим объектом.

Электронный билет. Вещь, не зависящая от принтера, установленного в кассе. Не требует специального бланка для печати. Можно верстать как угодно, с использованием каких угодно шрифтов и цветов. Кроме того, у БелЖД появился недавно, а значит, над ним думали наши современники, и он не обязан соответствовать старым канонам.

Будем переделывать электронный билет. Вот так он выглядит сейчас:



Сначала избавимся от мусорных элементов. Уберём неуместные иконки, линии обводок, странный перевод на английский язык (билет читает один человек, которому нужен только один язык) и абсурдные фразы «Подтверждаю…» и «Я согласен…». Если оставить только нужную пассажиру информацию, получим такое:



А теперь давайте подумаем о полезном действии этого объекта. Как ни странно, для проезда он не нужен. На самом деле у проводника список пассажиров, оплативших поездку через интернет. Чтобы он вас там нашёл, нужен только паспорт. Получается, это скорее не билет, а информационная памятка для пассажира. Полезное действие — ответить на как можно большее количество потенциальных вопросов. Значит, для переделки нам надо не только убрать лишнее, но и добавить то, чего не хватает.

Чтобы потом не возникло проблем, на вопросы пассажира будем отвечать только с помощью общедоступных средств и открытых источников. А значит, сможем ответить не на все :) Но, по крайней мере, можем предложить адреса вокзалов в точках отправления и прибытия, схему поезда с отмеченным местом пассажира и перечень станций на пути. Карты возьмём с Яндекс.Карт, а схему поезда и перечень станций — на сайте БелЖД. На него же ориентируемся в выборе стиля нового оформления.

Получается вот такая памятка:



С вёрсткой здесь не так очевидно, как в случае с обычным билетом: другой формат, больше разноплановых элементов, сложнее скомпоновать. Кроме того, перечитываю «Типографику и вёрстку» Артёма Горбунова, — от всей души пытался соответствовать. Старался соблюсти правила внутреннего и внешнего, модульность, якорные объекты и принцип «от крупного к мелкому» без ущерба для идеи максимальной информационной наполненности. Вкратце было так:



Но вёрстка тут не главная тема. Этим постом я хотел напомнить ещё один принцип редизайна: в основе всегда работа со смыслом объекта. Без этого никуда.

UPD. По совету уважаемых комментаторов из фейсбука добавил в билет прогноз погоды :)

Обновление антисхемы

Год назад вышла антисхема минского метро. Напомню, идейной основой была гипотеза, что для нашего города можно попробовать довести до предела бековскую логику создания транспортных схем. Представить метро своеобразным телепортом и совсем избавиться от рисования линий. Вместо соединяющих туннелей обратить внимание на улицы, куда «телепортируемся».

Почему необязательно использовать принцип Генри Бека, читайте в советах Ильи Бирмана.

Но почти сразу поступил комментарий, что, строго говоря, на метро мы «телепортируемся» не на улицы, а на станции. Попасть со станции на улицу — отдельная задача, которая в антисхеме на самом деле проигнорирована. Надо бы это исправить.

Первый подход. Анти-антисхема

Сначала показалось, для решения проблемы было бы хорошо сменить направление мысли. Уйти от глобального упрощения в тотальную картографию. Раз нужны станции, пусть они и станут главными объектами. Конечно, с инфраструктурой и выходами.

Чтобы не рисовать целый город, придумал такой ход: нарисую для каждой станции схему вида «дойти отсюда за 3 минуты», потом соберу в одно целое. Использую такой масштаб, чтобы поместить перечень станций с «картой» на одну ось времени.

Но после первых набросков стало понятно, что направление неверное. Как раз вышла схема метро Екатеринбурга Паши Омелёхина и Ильи Бирмана. Она помогла прикинуть, какой будет ад, если попробовать исполнить в похожем формате не 8, а уже 29 станций, из конца в конец города, с пересечением в центре. Короче, отказался от этой идеи.

Максимизация полезности того, что есть

Поставив себе другую задачу, — отразить выходы со станций в рамках антисхемы, — вдруг обнаружил, что они на самом деле просились туда с самого начала. Её новое лицо получилось само собой.

Улицы

Уважаемые комментаторы критиковали и список улиц. Мол, неясно, почему именно эти, кому нужен переулок Фабрициуса, и т. д. Считаю, нужно объяснить: сразу планировал отобразить как раз улицы, напрямую примыкающие к станциям. Был уверен, что в статьях Википедии о метро, откуда брал список, перечисляются именно они.

Партизанскую рисовал с натуры.


Да, занявшись выходами, обнаружил, что всё не так. Не хватает Жасминовой, Жилуновича, Смоленской и ещё нескольких, а Пинская и Домашевская к метро не примыкают. Проблема есть. Но переулок Фабрициуса всё-таки в начальную концепцию вписывается и поэтому, простите, останется на антисхеме :)

Ссылка на полный pdf

Ctrl + ↓ Ранее