Минское метро. Антисхема

Современный принцип рисования транспортных схем создали в Лондоне в 1933 году. До этого любая транспортная схема была совокупностью маршрутов, лежащих поверх географической карты населённого пункта. Ситуация кординально изменилась, когда инженер Генри Бек предложил рисовать схему лондонского метро по принципу электрической: все углу стали кратны 45°, расстояния между станциями на прямых участках уравнялись, появились пеньки вместо кружков для обозначения станций. Несмотря на то, что это было настоящей революцией, люди схему приняли. Оказалось, что связь между станциями и линиями для них важнее географии. Теперь похожий принцип используют все транспортные схемы мира.

Схема Фридерика Стингемора, которой пользовались в лондонском метро в 1932 году, и схема Генри Бека, которую он предложил в 1933 году

Но схема метро Лондона пережила ещё множество изменений, работа над ней не прекращается до сих пор. Есть мнение, что география все-таки играет роль — искажённые расстояния на схеме влияют на решения пассажиров о поездке. Поэтому лондонские дизайнеры продолжают работать над тем, чтобы схема формировала правильную картину города у пассажиров.

Схема, что висела в вагонах метро Минска приблизительно до 2012 года, и схема, которая предположительно висит теперь

Другие схемы: Саши Чеботарёва, Саши Ревяко

Совершенно очевидно, что создатели схем минского метро избрали для себя путь, обратный принципу Бека, — от схематичности назад к «географичности». Что, на самом деле, вполне можно понять. Всего две линии, которые пересекаются в одном месте, всего 29 станций, и такое большое пространство вокруг. Слишком велик соблазн попытаться повысить информативность схемы. Например, добавив географию. Правда, дальше этого в Минске не пошли.

«Во-первых, Год гостеприимства в Беларуси заканчивается…»
Пресс-секретарь минского метрополитена Андрей Кузьмин

А мне показалось, что именно на примере минской схемы можно довести принцип Бека до кажущегося логическим завершения. Забыть про то, что метро — это железная дорога, и взглянуть на него как на своеобразный телепорт. Как бы выделить его суть: два списка станций, удалённых от друг друга во времени, с возможностью перейти (в переносном, но на самом деле и в прямом, смысле) из одного в другой список на станциях пересадки:

В таком случае средством повышения информативности получается не географическая привязка станций, а перечень мест, к которым можно «телепортироваться» на метро:

Но и «географичность», как видим, тоже присутствует. Никто не в обиде:

Однако как любая антисхема, моя исповедует ряд антипринципов:

Немасштабируемость. Она утратит свою актуальность, когда запустят третюю линию метро.
Нетолерантность. Так как высота строки списка отложена на оси времени (как бы дико это не звучало), нельзя добавить перевод названия станций на саму схему. Можно сделать только отдельный иноязычный вариант.
Контринтуитивность. Большинство респондентов её не понимают.

Антисхема в большом размере

Обновление антисхемы

Падзяліцца
Адаслаць
Запініць
Папулярнае